1. Слово как единица языка; проблема отдельности и тождества слова




страница7/8
Дата13.08.2016
Размер1.39 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Колебания между нормативным словарем и словарем-справочником в истории нашей лексикографии:

На протяжении всей истории работы над словарями и ее критической оценки ставилась цель разрешить задачи нормативно-стилистического словаря современного русского языка. При этом каждый ученый вкладывал в термин "нормативность" собственный смысл. Это видно, например, по тому, как оценивался ими "Толковый словарь русского языка"  под  редакцией Д.  Ушакова( Первый нормативный словарь русского языка 20 в. четырехтомный, выходивший с 1935 по 1940. Авторский коллектив словаря, включавший, кроме Ушакова, таких известных ученых, как В.В.Виноградов(со второго тома), Г.О.Винокур, Б.А.Ларин, С.И.Ожегов, Б.В.Томашевский, видел свою задачу в «попытке отразить процесс переработки словарного материала в эпоху пролетарской революции, полагающей начало новому этапу в жизни русского языка, и вместе с тем указать нормы употребления слов». Словарь должен был «послужить орудием в борьбе за качество того языка, которым каждый день говорит наша литература, наша печать с миллионами трудящихся»).



Л. Щерба считал его не нормативным, а более или менее компромиссным,  стоящим между идеально  нормативным  и  словарем-справочником типа словаря В.  Даля; отличительный признак нормативного словаря для Л.  Щербы — когда в его  основе  "лежит  единое (реальное)  языковое сознание определенного человеческого коллектива в определенный момент времени" .По мнению С.  Ожегова,  именно компромиссность и делает словарь нормативным, т. к. "в этом заключается то понятие нормативности, которое свойственно нашей эпохе, особенно 30-м годам.  Стремлением отразить живые процессы в современном языке определяется структура словаря" . В. Виноградов, сопоставив словарь Ушакова с другими,  пришел к выводу,  что "проблема создания нормативного словаря современного русского литературного  языка  еще не может считаться разрешенной" . По его мнению, "знать, что слово значит, — это еще недостаточно, надо знать, в какой ситуации и в каком контекстуальном окружении им пользоваться. Уместность или неуместность словоупотребления в первом  случае  обусловлена  правилами речевого поведения, то есть социальными требованиями речевого такта. Во втором же случае употребление слова нормируется условиями речевого контекста, правилами сочетаемости. В задачи нормативного словаря, несомненно, должны входить рекомендации такого рода . Ю. Сорокин, напротив, считает, что словарь Ушакова является "классическим представителем нормативно-стилистических словарей" .

Проблема создания нормативного словаря в истории русской лексикографии решалась не просто. Мысль об этом появилась еще в начале XVIII в., а в 1735 г. в своей "Речи о чистоте российского языка к членам российского собрания" В. Тредиаковский говорил о необходимости заняться составлением» русской грамматики, риторики и толкового словаря".



Первым толковым словарем русского языка был « Словарь Академии Российской" 1789-1794 гг. Некоторую теоретическую базу для этого словаря подготовили А. Богданович, Тауберт, К. Кондратович и М. Ломоносов. Вообще в составлении участвовало 47 академиков. Выборка слов производилась из опубликованных на тот момент словарей, церковных книг, из памятников др.русского языка, из сочинений писателей. Источниками его стали сочинения М. Ломоносова (девять десятых всех примеров и иллюстраций взяты из его произведений) и опыт составления предшествующих словарей. Методологической основой послужило учение М. Ломоносова о трех стилях. В основу стилистических оценок в этом словаре, который явился не только словопроизводным, но и нормативным, легли установленные М. Ломоносовым стилистические нормы русского литературного языка. Составители словаря стремились установить лексические нормы русского литературного языка второй половины XVIII в., закладывали основы семантики, делали попытку определять значение слов, исходя из их местного или устного бытового истолкования. Однако словарь оказался далек от ломоносовского демократизма. Строгий нормативный отбор привел к тому, что в словаре скупо отражена живая разговорная речь, почти нет диалектизмов, провинциализмов, научных, производственно-технических терминов и фразеологии. (В 1789 г. Российская академия в предисловии к своему словарю говорила: выбор слов Академия «следующими изъятиями облегчить предположила»: . . .4) исключить «все слова старинные, вышедшие из употребления;»...).

« Словарь Академии Российской, по азбучному типу расположенный", работа над которым началась в 1801 г., не внес ничего нового ни в теорию, ни в практику составления словарей, хотя к началу XIX в. в лексике произошли значительные изменения: ломались прежние нормы литературных стилей, создавалась новая стилистика ( реформа Карамзина, творчество Державина, Крылова, Батюшкова, Жуковского), обновлялась фразеология, усиливалось проникновение в литературный язык живой речи, уходили в прошлое архаизмы высокого стиля; за счет распада этимологических гнезд число слов превысило 51 тыс. он уже не является нормативным для 18 века.

"Общий церковнославяно-российский словарь " 1834 г. под редакцией П. Соколова примыкает к традиции создания предшествующих словарей; там сохранена старая система стилистических помет, принятая в академических словарях. Цель словаря — "собрать все слова, сколько по сие время издателю собрать было можно" . В нем на 12 тыс. слов больше, чем в упомянутом академическом словаре; отдельно расположены уменьшительные и увеличительные формы существительных и прилагательных, больше прочно вошедших в русскую жизнь заимствований, а также разговорных и диалектных слов. Этот словарь по типу далек от нормативно-стилистического, он больше тяготеет к компромиссному.

Особой вехой в истории русской лексикографии стал академический « Словарь церковнославянского и русского языка" 1847 г. (В 1847 г. Второе отделение Академии наук писало в предисловии к «Словарю церковнославянского и русского языка»: «...Словарь должен... быть сокровищницей языка на протяжении многих веков, от первых письменных памятников до позднейших произведений нашей словесности» и «Отделение русского языка и словесности... приняло в руководство следующие правила: 1) помещать в Словаре вообще слова, составляющие принадлежность языка в разные эпохи его существования, потому что Словарь не есть выбор, но полное систематическое собрание слов, сохранившихся как в памятниках письменности, так и в устах народа»). Он решительно порывает с нормативными тенденциями предшествующего периода, стремится быть "сокровищницей русского языка на протяжении многих веков, от первых письменных памятников до позднейших произведений нашей словесности" . Словарь включает более 114 тыс. слов. В нем впервые решается проблема семантического толкования слов, их значения определяются логично, точно и кратко. Исключен прием энциклопедического толкования слова, установлена более тесная и глубокая связь, внутренняя последовательность в развитии его значения. Сами значения логически обобщены и четко классифицированы, примеры богаче и разнообразнее, взяты из литературной речи, иллюстрируют разнообразное словоупотребления. Несмотря на свои достоинства, словарь 1847 г. был все же оторван от живого процесса литературного развития, в какой-то мере сохранял отжившее языковое наследие, не решал вопроса о границе новой системы литературного языка. 

Необходимость сближения литературного языка с народным хорошо понимал В. Даль, но и его «Словарь живаго великорусскаго языка"1860г.( по типу тезаурус), сыгравший огромную роль в развитии литературной речи, не решил задачи создания нормативного словаря русского языка. 

В 50-е гг. XIX в. группой авторов (Греч, Павский, Даль, Давыдов, Шевырев, Буслаев, Грот) обсуждалась программа нового нормативного словаря, который отразил бы развитие языка со времен М. Ломоносова. Итогом явилось создание академического "Словаря русского языка" под редакцией Я. Грота. С 1893 г. редакцию этого словаря осуществлял А. Шахматов. В ходе многолетней работы изменилась цель словаря ("создание толкового словаря современного русского языка, взятого в историческом развитии"), а с 1937 г. происходит его коренная перестройка: из нормативного(при Гроте) в словарь –тезаурус(при Шахматове). К этому типу словаря примыкает незаконченный «Словарь русского языка" под редакцией И. Фалева (1932 г.).

Дальнейшее развитие отечественной лексикографии связано с созданием нормативных словарей русского литературного языка. Это "Толковый словарь русского языка" под ред. Д. Ушакова, Традиция подготовки нормативных словарей была продолжена в 1948 Словарем современного русского литературного языка в 17 тт. (неофициальное название – Большой академический словарь, или БАС; издание завершено в 1965), в 1957 Словарем русского языка в 4-х тт. (иногда называется Малый академический словарь русского языка, или МАС; завершен в 1961, второе издание – 1981–1984) и однотомным Словарем русского языка С.И.Ожегова (первое издание –1949; этот словарь был создан на основе словаря под ред. Д.Н.Ушакова, впоследствии многократно обновлялся и с 1992 выходит в авторстве С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой). Предшественником этих словарей, помимо Словаря Академии Российской 19 в., был также академический Словарь русского языка, оставшийся незавершенным. Концепция этого словаря менялась по ходу работы над ним: первый его том под ред. Я.К.Грота (1895) был нормативным; второй (1907) и четвертый (1916) тома под ред. А.А.Шахматова представляли собой словарь-тезаурус ненормативного типа; в послереволюционное время отдельные выпуски продолжали выходить до 1930-х годов под ред. В.И.Чернышова, Л.В.Щербы и др.

 Билет 28. «Словарь современного русского литературного языка» в 17 томах(далее БАС) как нормативно-исторический словарь.

В БАСе 120 480 слов. Это самый значительный словарь современного русского языка. Кроме авторов-составителей и редакторов в разных формах работы над ним, в консультациях, замечаниях по разным наукам и специальностям принимало участие огромное количество учреждений и отдельных лиц. Перед нами плод общенационального дела.

Первый том БАСа должен был выйти в свет в конце 1941. но война и блокада нарушили нормальное течение работы, которая возобновилась лишь в 1945г. В предисловии от редакции к первому тому указывалось, что настоящий словарь является толково- историческим и нормативным. Он должен охватить все лексическое богатство русского литературного языка от эпохи Пушкина до наших дней.

Перед нами не тезаурус, а словарь-справочник, причем гораздо более узкого объема, чем шахматовский словарь. Однако во «Введении» доказывается необходимость более свободного включения в словарь просторечия, областных слов, широко распространенных в разных говорах или в фольклоре, а оттуда проникающих в художественную литературу(оброть, мизгирь и т.д.), сюда же относятся слова, отражающие бытовую, хозяйственную и культурную стороны жизни крестьян и выходящие за пределы местного значения (лядина, выть, огребки и т.д.) следовательно, филологические задачи, по образцу Даля, осложняются этнографическими. Так же точно расширяется в словаре терминология разных отраслей знания и техники, поэтому включаются в словарь термины, вошедшие в общий язык, употребляющиеся в книгах общего обращения без пояснительных замечаний(бархан, виппер и т.д.).



Предлагается так же алфавитно- гнездовой порядок размещения слов. Виноградов отмечает, что принципы гнездования в первых трех томах словаря были мало продуманы и иногда не вполне определены и объективны. БАС хотел, несомненно, сочетать разные виды лексикографической традиции, идущие от Словарей Академии Российской, Даля, Ушакова. Разумеется, при такой пестроте сочетаемых традиций достигнуть синтеза было невозможно.

Начиная с четвертого тома, было решено строить словарь на новых основаниях. В предисловии к четвертому тому было сообщено, что устраняется система гнездового расположения слов, как явно мешающая справочной цели издания. Итак, по новому замыслу, перед нами уже не словарь с широкими научно-теоретическими задачами, а словарно-справочное издание. Принцип условного историзма от гнездового расположения слов перемещается в область распределения значений слов и цитат. Начиная с четвертого тома, иллюстративный материал располагается в нормальном хронологическом порядке: от Пушкина к писателям более поздней поры. Стилистические пометы, по сравнению со словарями Ушакова и Ожегова, упрощаются. Кроме указания на разговорность, применяются помета «простореч.» при словах, принадлежащих по преимуществу устной речи(как и разговорные), но обладающих помимо этого свойством принижать форму выражения. В помете «обл.» выражаются не только диалективные качества слова, но и широкие возможности употребления его в речи персонажей худ. Произведения. Пометы «устар» и «народно-поэт» стандартны. Своеобразно лишь указание на способы соединения разных помет, как например «устар.поэт», «устар.простореч» и т.д. помета «устар.быт» характеризует устарелость для современного быта(заговение, заговаривать, знахарь). Расширение области профессиональной и специальной терминологии покрывается пометой «спец».

В предисловии к пятому тому словаря редакция говорит, что после устранения принципа гнездового расположения слов критика филологов и читателей направлена против неясностей и искажений исторической перспективы при раскрытии системы значений в слове. Хотя в предисловии к пятому тому словаря было выражено стремление редакции к более четкому раскрытию исторической перспективы при определении значений слова, это стремление чаще всего не находит своего полного и убедительного воплощения. (слово искусство и три его значения 1. творческое изобр отражение действительности в худ.образах, 2. отрасль творческой худ.деятельности, 3. умение, мастерство, необходимое для ведения какого-л. Дела. Здесь вызывает сомнение последовательность расположения значений и формулировка первого, основанного на поэтической системе реализма. Дальше виноградов еще две страницы мусолит этот пример и делает вывод, что это слово возникает не без влияния латинского языка, в русском лит языке 18-19 вв семантическая история слова определяется углублением и дифференциацией его значений и меняющимися формами его соотношений с многочисленными кругами связанных с ним слов и лексических рядов искусный, искуситься и т.д., художество, мастерство и т.д.)

Предисловие к шестому тому словаря указывает на то, что элементы историзма более открыто, хотя и в отрывочном, бессистемном виде, выступают в справочном отделе словарной статьи БАСа, здесь отмечаются три назначения справочных сведений.

1. если толкуемое слово на протяжении периода, охватываемого словарем, претерпевало изменения грамм. формы, они показываются с указанием на изменения в правописании и произношении.

2. делается ссылка на словарь, в котором слово впервые помещено

3. дается этимологическая характеристика заимствованного слова

Вообще это важное нововведение- указание на первую регистрацию слова в лексикографических источниках. В отдельных случаях, по-видимому, не очень частых, историко-лексикографическая справка оказывается неточной и запоздалой.

Нужно различать последовательность выполнения структурного плана словаря, в том числе и семнадцатитомного, и ценность отобранного и вмещенного в него материала. Например, у нас еще нет систематического изложения исторических закономерностей развития русского словообразования хотя бы в литературном языке нового времени — XVIII—XX вв. И Словарь их не открывает, хотя и дает ценнейший материал для исторических изучений, заключений и обобщений. Но не всегда материалы Словаря эти вопросы разрешают. Вот пример. В Словаре помещено слово статочный. Оно квалифицировано как устарелое. Но никаких примеров на свободное его употребление, кроме цитаты из «Некрещеного попа» Лескова («Эта мысль показалась Дукачу статочною»), не приведено. Все остальные иллюстрации включают в себя фразеологическое выражение статочное ли (это) дело, о котором говорится: «В современном употреблении используется для выражения удивления, возмущения, недоумения и т. п. в значении: возможно ли, допустимо ли, хорошо ли». Историко-лексикографическая справка ведет к «Вейсманнову лексикону» 1731 г., в котором зарегистрировано выражение: «Статочное ли это дело?» Следовательно, в Словаре нет никаких намеков ни на историю слова статочный, ни на его словообразовательное отношение к глаголу статься, ни на его функционированье в литературной речи XVIII—XX вв.



Таким образом, семнадцатитомный Словарь современного русского литературного языка не стал и не является толково-историческим, хотя и содержит очень много ценного материала для исторической лексикологии русского языка XVIII—XX вв.

Много трудностей возникает и при попытке построить нормативно-стилистический словарь современного русского литературного языка. Ведь у нас очень слабо разработана стилистика, ее категории, их соотношение. Разработанная мною(Виноградовым) для словаря Ушакова система стилистических помет была направлена не столько в будущее, сколько в прошлое. Ведь было очень трудно в 20—30-е годы текущего столетия — при происходивших тогда резких изменениях и колебаниях стилистической окраски множества слов и при огромном количестве новообразований — определить устойчивые принципы стилистических оценок разных групп слов. Между тем, эта система стилистических помет в ее существенных чертах, хотя очень часто с резкими субъективными отклонениями, продолжала, в основном, применяться во всех последующих словарях современного русского литературного языка вплоть до современности. Вот несколько иллюстраций из семнадцатитомного словаря. Можно ли местоименное слово таковский — без дополнительных экспрессивно-синтаксических ограничений — относить к современной разговорной речи с механическим утверждением, что оно «употребляется обычно в восклицательных предложениях». Любопытно, что из современного литературного языка в Словаре не приведено ни одного примера на употребление местоименного прилагательного таковский в утвердительном смысле. В настоящее время таковский чаще всего применяется в отрицательных выражениях и конструкциях не таковский, не таковский чтобы... , не из таковских, чтобы... , не на таковского напал, нарвался. Все это свидетельствует о том, что стилистическая интерпретация слова, особенно в сфере синтаксического употребления, в нашем Словаре недостаточно обоснована и мало исторична. Примеры из Гоголя («это — таковский человек» в «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем») и из Григоровича («Вся семья таковская! один в одного! — упрямо подтвердил купец». Роман «Переселенцы», т. 1) (15, с. 57) уже не вполне соответствуют активным стилистическим нормам современного русского языка. Таким образом, и нормативные тенденции современной речи в БАСе не описаны точно и вразумительно.

Итак, БАС не оформился в особый самостоятельный тип словаря, но обогатил многоми ценными материалами и способами его истолкования как практику и теорию русской лексикографии, так и вообще науку о русском литературном языке, о культуре русской речи. Бас выдвинул перед нами новые задачи- создание исторических и нормативно-стилистических словарей.

Наша преподавательница по практике сказала о БАСе следующее:

Первое издание: 48-65 годы. Самый большой по словнику словарь. Охватывает лексику от Пушкина до 1948 года.

Туда вошли все устаревшие и устаревающие на тот период слова и те, которые только появились в период составления словаря. В словаре широко представлены уменьшительно- ласкательные слова. По типу он нормативный, но преследует и цели справочного характера. Дает широкую историческую перспективу, но не охватывает всю лексику, т.к. это не тезаурус. В словарной статье есть информация о лексической и грамматической сочетаемости слова.

Фомина:

Этот словарь является толковым и нормативным. Содержит лингвистические объяснения слов, включая фразеологические обороты. Значения слов и особенности их употребления проиллюстрированы многочисленными примерами из художественной, научной и общественно-политической литературы 19-20 веков. Дается грамматическая характеристика слов, отмечены особенности их произношения и написания, приводятся стилистические пометы, показаны типы лексической сочетаемости слов, сообщаются некоторые сведения исторического характера, а так же приводятся справки об этимологическом составе слов. С 1988 года начато печатание второго издания этого словаря. Оно предполагает пересмотр нормативных характеристик многих слов и словоформ с точки зрения современного состояния языка. Объем увеличен до 20 томов.


Билет 29. Принципы описания слова в исторических и этимологических словарях. Отражение динамики языка в «Словаре русского языка 18 века»
Особую область словарного дела образуют исторические и этимологические словари. Задачи исторического словаря исчерпывающим образом были сформулированы Л.В.Щербой в статье Опыт общей теории лексикографии: «Историческим в полном смысле этого термина был бы такой словарь, который давал бы историю всех слов на протяжении определенного отрезка времени, начиная с той или иной определенной даты или эпохи, причем указывалось бы не только возникновение новых слов и новых значений, но и их отмирание, а также их видоизменение».

Исторические словари. Задача их- с той или иной точки зрения описать лексический состав языка в определенный период.

К 30м годам была создана 1,5 млнная картотека.

1936. Ларин опубликовал проект древнерусского словаря 15-18 века.

Вы 50е годы картотеку перевезли в Москву. Началась работа на историческими словарями.

К историческим словарям русского языка относится фундаментальный трехтомный труд И.И.Срезневского Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам (1893–1903). В качестве источника для этого издания послужили примеры из 2700 памятников 11–14 вв. слова расположены в алфавитном порядке, примеры приведены с учетом хронологической последовательности и распределены в соответствии с формирующимися значениями слов. В числе недостатков словаря современные лексикографы называют отсутствие толкований многих слов (их нередко заменяют греческие или латинские синонимы), нечеткое разграничение слов исконных и заимствованных, отсутствие грамматических и стилистических помет. Он предполагался как справочное пособие для чтения письменных памятников. По типу это толково-переводной словарь.

Словарь древнерусского языка 11-14 веков начал делать Аванесов. Источником были списки до середины 15 века. По типу тоже толково-переводной. Источники собирались по всей территории страны.

Самым значительным достижением в области исторической лексикографии является начавшееся в 1975г. академическое издание многотомного Словаря русского языка XI–XVII вв. Создавался в Институте русского языка РАН, на основе картотеки, начатой в 1920 годах А.И.Соболевским и включающей около 2 млн. карточек. Как отмечают составители, словарь поможет прочитать и перевести тексты древнерусской письменности, выявить значение отдельных слов, уточнить значение терминов, узнать время их появления в русском языке. Расположение слов алфавитное. Все значения иллюстрированы примерами из памятников 11-17 веков.

С 1984 другим коллективом того же института издается Словарь русского языка XVIII в. Составлен Сорокиным и Петровой. Цель - описать лексическую систему русского языка 18 века.

Словари к отдельным памятникам письменности тоже могут быть отнесены к историческим:



Словарь- справочник Слова о полку Игореве (для исследователей памятника)

Лексика и фразеология Моления Даниила Заточника (на основе 19 списков моления)

Словарь обиходного языка Московской Руси 15-18 веков (на основе частных документов и данных, связанных с языком устного общения ).
Этимологическими называются словари, в которых объяснены родственные связи слов, их происхождение и исконное значение. Задача этимологического словаря- раскрыть происхождение слова, выявить первоначальную словообразовательную структуру и найти этимоны(этимон- образ, легший в основу первоначального слова, т.е. форма слова.) этимологические словари бывают двух видов: краткие популярные и научные.

Материалом может послужить состав как одного языка, так и нескольких.

Первым русским этимологическим словарем был «Корнеслов русского языка, сравненного со всеми главнейшими славянскими наречиями и с двадцатью четырьмя иностранными языками» Ф.С.Шимкевича. 1842г. В нем объяснено 1378 обиходных слов. В словаре немало ошибочных и произвольных толкований, но есть и убедительные, достаточно мотивированные.

1896г. «Сравнительный этимологический словарь русского языка» Горяева. научный уровень этого словаря с точки зрения современного состояния развития этимологии невысокий.

1910-1916гг. Преображенский издает первые 14 выпусков(два тома) «Этимологического словаря русского языка».В 40е годы словарь закончен по его рукописям, а в 58 переиздан полностью в одном томе. Словарь построен по (первообразным) корневым словам. Статья: заголовочное слово, далее основные заголовочные формы, затем древнерусское слово, материалы близкородственных языков, далее индоевропейское. При описании этимологии автор пользуется материалами исследований других авторов и даются ссылки. Несмотря на неполноту и неточность некоторых объяснений, словарь сохранил свою ценность.

1961г. «Краткий этимологический словарь русского языка» (Шанский, Иванов, Шанская под ред. Бархударова) упрощен для пользования. Для заимствованных слов указаны источник и время заимствования. В словаре в алфавитном порядке объяснена этимология наиболее употребительных слов русского языка. Он является ценным пособием для изучающих русский язык.

1953-1958гг издается на немецком языке «Этимологический словарь русского языка» Фасмера. Позднее появился перевод Трубачева, он учел многие исправления автора, внесенные уже после выхода словаря. Предисловие Ларина критико-библиографического характера представляет ценность, под его редакцией словарь и был издан. В этом словаре приведены не только слова общерусского языка, но и термины. Более того ему присуще широкое понимание термина «русский язык» как предмет этимологического изучения, т.к. диалектные, областные и др. слова. Словарь Фасмера намного полнее словаря Преображенского, но и в нем есть неточные и спорные этимологии.

1963г. «Этимологический словарь русского языка» под редакцией Шанского. Словарь для специалистов- филологов. В нем дается словообразовательная и историческая характеристика.

Из новых этимологических словарей следует упомянуть Историко-этимологический словарь современного русского языка П.Я.Черных (1993) (Алфавитно- гнездовой тип расположения слов и есть указания на значение слов и сопоставлены данные по славянским языкам.) и Этимологический словарь русского языка Н.М.Шанского и Т.А.Бобровой (1994).



Данные об истории слов и их этимологии приводятся в некоторых крупных толковых словарях, в частности в многотомном Оксфордском словаре английского языка даются сведения о первом засвидетельствованном употреблении слова, равно как и последующих употреблениях его в новых значениях; приводятся они и в различных более кратких «оксфордских» словарях английского языка. Некоторые данные об истории слов содержатся и в 17-томном Словаре современного русского литературного языка, поскольку в его корпусе примеров из классической литературы представлены и такие употребления слов, которые в настоящее время выглядят архаизмами.
Словарь русского языка XVIII в.:

||

— оттенок значения

|

— употребление



     («тире Срезневского») — аспект значения или применение



     (стоячий ромб) — несвободное устойчивое сочетание

<>

     (лежачий ромб) — показатель синтаксической сочетаемости слов



— дополнительные грамматические формы



— показатель изменения исходной грамматической характеристики (субстантивация, адъективация, предикативность, безличность и т. п.)

~

— фразеология



— новое слово (вариант, форма)



— слово (вариант, форма), выпавшее из употребления



— слово, расширившее употребление



— слово, выходящее из употребления

<►

— новое слово, в XVIII в. вышедшее из употребления



— указатель направления в изменении стилистической характеристики

<

— указание на этимон заимствованного слова (< гр. — из греческого)
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница