1. История формирования ополчений




Скачать 362.72 Kb.
Дата16.07.2016
Размер362.72 Kb.


Муниципальное образовательное учреждение

МКОУ «Сокольская средняя общеобразовательная школа»
«Владимирское ополчение 1812 года»

Сабурова Анастасия Дмитриевна

Ученица 10 класса

Паспорт 1710 052119 ТП в ПГТ Боголюбово ОУФМС России по

Владимирской области,

Суздальского района.

П.Сокол,д.15, кв.46

Руководитель работы

Татаренко Валентина Ивановна

Паспорт 1704 539605

Боголюбовский ПОМ ОВД

Суздальского района,

Владимирской области

П.Сокол, д.6.кв.10



План.


Введение.

1. История формирования ополчений.

1.1. Организация Владимирского ополчения.

1.2.Сбор средств на содержание.

2. Участники.

3. Ополчение в походе.

3.1.Действия ополчения в Покровском уезде.

3.2.Ополчение в Москве.

4. Судьба ополчения после изгнания французов.

4.1.Расформирование ополчения.

5.Значение Владимирской губернии в войне 1812 года.

Заключение.

Гроза двенадцатого года

Настала – кто тут нам помог?

Остервенение народа,

Барклай, зима иль русский бог?

(из стихотворения Ф. Глинки “Партизан Давыдов”).

Введение.

Чем дальше вглубь веков уходят всемирно-исторические события 1812 года, тем дороже они для потомков. Свободная Россия - это заслуга талантливых полководцев, которые благодаря своему уму и дальновидности, спасли Россию от Наполеоновской Франции. Они остались в памяти народной благодаря огромному количеству литературы, произведений искусства , посвящённых Отечественной войне. Работа включает в себя историю Владимирского ополчения в период Отечественной войны 1812 года.

Цель работы: рассказать о Владимирском ополчении в период войны 1812 года, выявить участников событий.

Задачи


– изучить приказы и рескрипты периода войны;

- узнать о владимирцах , которые участвовали в войне;

- выявить значение Владимирской губернии в период войны.

В работе использованы документы, литература и воспоминания участников событий войны 1812 года, подтверждающие деятельность Владимирского ополчения.

Данная тема сейчас является актуальной, потому что в 2012 году отмечается 200-летие Отечественной войны 1812 года. Истинные масштабы того, что совершил русский народ в 1812 году, были столь огромны, а влияние, которое народная война оказала на историческую судьбу России, столь исключительно, что все это и в самом деле могло быть в достаточно полной мере осознано лишь со временем, через годы и годы.

1.История формирования ополчения.

Из манифеста Александра I от 6(18) июля 1812 года о создании внутри государства земского ополчения узнаём, что данные формирования собирались не во всех губерниях, а только в губерниях расположенных близ Москвы и Петербурга. Губернскому дворянству предписывалось организовать сбор ополчения и назначение над ним командующего, о сборе докладывать в Москву, откуда и будут дальнейшие указания. «Неприятель вступил в пределы Наши и продолжает нести оружие свое внутрь России, надеясь силою и соблазнами потрясть спокойствие великой сей Державы… Мы полагаем на силу и крепость их твердую надежду; но не можем и не должны скрывать от верных Наших подданных, что собранные им разнодержавные силы велики полагаем Мы за необходимо -нужное: собрать внутри Государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой, и в защиту домов, жен и детей каждого и всех… Для первоначального составления предназначаемых сил, предоставляется во всех Губерниях дворянству сводить поставляемых ими для защиты отечества людей, избирая из среды самих себя Начальника над оными, и давая о числе их знать в Москву, где избран будет главный над всеми Предводитель».[1] Порыв всего населения России был велик. В книге Л.Н. Толстого мы находим такие слова: « ..Дворяне не жалеют своего живота, мы сами поголовно пойдём, возьмём ещё рекрут, и всем нам только клич кликни государь, мы все умрём за тебя»[2].

Ополчения первого округа формировались графом Ф. Ростопчиным в губерниях: Московской, Тверской, Ярославской, Владимирской, Рязанской, Тульской, Калужской и Смоленской; во второй округ входили губернии Петербургская и Новгородская — сначала начальником его был выбран Кутузов, а позднее по назначении его главнокомандующим всеми армиями, генерал Меллер-Закомельский. Третий округ находился в ведении графа Толстого — его составляли губернии: Казанская, Нижегородская, Пензенская, Костромская, Симбирская и Вятская. Ополчение представляло собой резервное формирование для подкрепления регулярной армии. В ратники набирались исключительно крепостные крестьяне по специальной разверстке и согласованию с помещиками. Без разрешения последних крестьянам строго запрещалось записываться в ополчение. Крепостные, вступившие против воли господ в ратники, преследовались как беглые. Таким образом, ряды ополчения с самого начала своего существования были ограничены. Тем не менее, резервные части сыграли свою особую роль. Одни из них участвовали в боевых действиях, другие – несли вспомогательные службы, освобождая армейские части для борьбы с противником, третьи – охраняли границы своих губерний.

Ополчения делились обычно на полки — во втором округе, в губерниях Петербургской и Новгородской — на дружины. Полки были и конные, и пешие. «Ополчение 1812 года было настоящим воинством от земли, от русской крепостной земли того времени: офицеры — дворяне, кто в ополченском кафтане, кто в старом, вынутом из сундука мундире, с трудом налезающим на раздавшуюся за время отставки фигуру хозяина, кто в каком-то смешанном полувоенном, полуохотничьем одеянии: ратники — крепостные, далеко не всегда в предписанном ополченском снаряжении, сохранившие весь свой сермяжный и зачастую вовсе убогий вид... Этот не военный облик крепостной русской деревни особенно явно хранили на себе отряды ополчения на первых порах после сформирования, пока приходилось им стоять еще в родной губернии, квартируя то в той, то в другой усадьбе».[3]



1.1.Организация Владимирского ополчения.

Великая армия императора Франции Наполеона Бонапарта, наведя 3 понтонных моста через пограничную реку Неман, вторглась в пределы Российской империи. Началась Отечественная война. Сразу было ясно, что российская армия не может открыто противостоять армии Наполеона, с тяжёлыми боями она медленно отступала вглубь империи, оставляя русские селения на растерзание врагу.



Двумя своими манифестами Александр I объявил "о составлении внутренних сил для защиты Отечества", разделив губернии, которые с наибольшей вероятностью могли подвергнуться нападению неприятеля, на три округа. Специальным пунктом оговаривалось, что собираемая военная сила - не очередной рекрутский набор, а явление всего лишь временное. В борьбе с врагом проявило себя и Владимирское ополчение. Оно было создано вскоре после начала войны. Общее дворянское собрание Владимирской губернии 24 июля заслушало манифест и отношение московского главнокомандующего владимирскому губернатору об организации ополчения. Предлагалось немедленно избрать начальника ополчения, полковых командиров и приступить к приёму воинов. Владимирской губернии было назначено организовать ополчение численностью не менее 15 тысяч. 24 июля 1812 года решением общего собрания дворянского сословия Владимирской губернии об образовании ополчения, было установлено: «Сводные места назначить лучшего по уездам и селениям. Числа людей назначить невозможно. Но каждая их губерний, вокруг Москвы поступившей, должна назначить, собрать и образовать не менее 15 (тысяч)». [4] Ополчению первого округа, в который вошли близлежащие к Москве губернии (в том числе и Владимирская), предстояло "охранять первопрестольную столицу: и пределы сего округа. «Так как во Владимирской губ. находится дворянских душ 312.000, а собрать надлежит с сей губернии во временное ополчение не менее 15 (тысяч) воинов, то каждый помещик должен выставить человека на сию службу с дачи от 15 по 20 душ; дача же составляющая менее 15 душ, например 14, от сей повинности освобождается. Вследствие чего по раскладке, согласно с сим сделанной господами уездными предводителями, выходит с округи Владимирской 1154 воина, с Суздальской 738, Гороховской 1493, Ковровской 1271, Вязниковской 982, Юрьевской 1528, Покровской 1292, Меленковской 1219, Александровской 687, Переславской 945, Судогодской 684, Шуйской 1523 и Муромской 1570, а вообще со всей губернии 15.086. Каждый из сих воинов принимает быть должен от 20 до 45 лет; могут поступать несколько моложе и несколько старее, но имеющие телесные силы и мужество».[5 ]Затем владимирское дворянство приступило к избранию главного начальника Владимирского ополчения и полковых начальников. На пост начальника ополчения был выбран помещик села Сима генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын - потомок старинного дворянского рода. «Оно ( собрание) единогласно признало общим начальником их ополчений генерал-лейтенанта и кавалера князя Голицына». [6]

Дворянство избрало общим собранием и полковых начальников: генерал-майора Меркулова, полковников Поливанова, Черепанова, Нефедьева, действительных статских советников Спиридова и Зубова. Были учреждены два комитета: один – для сбора людей, одежды, вооружения и продовольствия; другой - приёма пожертвования. Из циркуляра начальника Владимирского ополчения князя Б. А. Голицын следует: «… на основании, которого избраны Вы владимирским губернским дворянством в полковые начальники. А как в том докладе поставлено, чтобы полки именовались по номерам, которых во Владимирской губ. по числу людей, поступить долженствующих, составляет шесть, то распорядился я г-ну генерал-майору и кавалеру Меркулову быть начальником Владимирского ополчения 1-го полка, г-ну действительному статскому советнику и кавалеру Спиридову 2-го, г-ну действительному статскому советнику Зубову 3-го, г-ну полковнику и кавалеру Черепанову 5-го , г-ну полковнику и кавалеру Поливанову 4-го, г-ну полковнику и кавалеру Недефьеву 6-го...» [7 ] Владимирское ополчение собиралось медленно. Если, к примеру, Рязанское ополчение, также входящее в состав 1-го округа, было сформировано за 10 дней, то владимирская рать была полностью собрана лишь к концу августа- началу сентября 1812 года. Каждый полк насчитывал в среднем 2400 пеших воинов, вооружённых саблями и пиками, обеспеченных трёхмесячным провиантом: «… ибо в каждом должно быть 2400 воинов, то избирают и 6 полковых начальников» .[8 ]В шесть пеших полков губернии, делившихся на батальоны и сотни (роты), поступали мелкие чиновники государственных учреждений и простые крестьяне. « Что принадлежит до других чиновников, временное ополчение составить долженствующих, то полковые начальники избирают баталионных командиров, баталионные командиры - сотенных начальников и десятников или урядников, и наконец, обер-офицеров и адъютантов – сами полковые начальники».[9] Дворянам, как правило, предлагались командирские должности. Офицерский корпус формировался только из дворян. Предполагалось, что дворяне пойдут в ополчение из любви к Отечеству и монарху, по зову сердца. Фактически же многие из них попали в ополчение не по своей воле, а по дворянскому выбору, принудительно и потому, как могли, уклонялись от службы. Началось с того, что некоторые дворяне вообще не явились в ополчение. Офицеры самовольно оставляли ополчения, ссылаясь на болезни и семейные обстоятельства. В начале декабря 1812 года на месте не было 28 офицеров. В работах по истории Отечественной войны описывается небывалый подъём патриотизма среди населения. «Факт бесспорный, но: истории известны случаи, когда дворяне пытались, что называется, "откосить" от службы в ополчении, ссылаясь на различные недуги и дела семейные. В 3-й пеший казачий полк, формируемый в Коврове, из 50 офицеров 5 просто не явились. Возможно, и были уважительные причины этой неявки.» [10 ] Большинство офицеров ополчения-люди небогатые, служили до того в уездных и губернских учреждениях. Были среди них кутилы и забияки, взяточники и казнокрады. Конечно, среди офицеров встречались и достойные люди, ревностно исполняющие патриотический долг. Крепостные крестьяне поступали в ополчение только с разрешения своих хозяев. Не спросившие же разрешения своего помещика приравнивались к беглецам и жестоко наказывались. Конечно, не всё проходило гладко. Многие помещики просто не отпускали своих людей воевать. Помещик, и сельский мир были заинтересованы в том, чтобы сдать в ополчение крестьян, не способных нести тягло, и за которых общине в силу круговой поруки приходилось нести дополнительные повинности. Поэтому в ополчение попало много стариков, больных, увечных и бедных крестьян. Богатые покупали на имя своих помещиков крепостных для других вотчин и ставили их за себя в ополченцы. Некоторые селения вообще уклонялись от поставки ополченцев, и властям приходилось прибегать к полицейским мерам. «Так, полиции пришлось сыскивать крестьян вотчины А.А.Жукова в Юрьев-Польском уезде(с.Туково, дд.Хватково и Карпово), разбежавшихся « куда неизвестно» во время набора в ополчение. «Неповиновение и буйства» крестьян имели место в вотчине князя А.М.Голицына во Владимирском уезде.» [11] Дворяне обязаны были снабдить ратников ополчения трехмесячным провиантом, дать ополченцам по 5 руб. «в награждение». Одежда ополченца была незамысловата: рубаха с косым воротом, смурый (из некрашеного крестьянского сукна) кафтан по колено, шаровары из того же сукна, кожаный кушак, сапоги, суконная шапка и фуражка с крестом и царским вензелем. Но многие ополченцы не получали от своих помещиков этой амуниции и шли в ополчение в обычной крестьянской одежде.

Кроме рядовых воинов, в ополчении было до 1000 урядников и писарей. Они набирались из дворян, отставных старослуживых солдат, купцов и приказных людей на добровольных началах. Отставные солдаты, не нужные ни помещикам, ни общинам, владевшие жалкую жизнь, шли в ополчение в надежде получить пропитание и 1 руб. 25 коп. месячного жалования. Купцы и дворяне становились урядниками в расчете стать офицерами. Позже указом императора 26 урядников из дворян были произведены в прапорщики.

В начале сентября 1812 года Владимирское ополчение, общим числом 15086 человек, встало на позиции в Покровском и Александровском уездах. «… имел я честь Вашей светлости донести, что 17 баталионов Владимирского ополчения находятся в Покровском уезде;… во Владимирском ополчении назначено быть 15.086 человек воинов..», [12 ]- писал в рапорте М.И.Кутузову князь Голицын. Ратники в качестве оружия имели пики с ружейными прикладами и топоры. Также можно было встретить снятые с вооружения старинные тесаки, сабли, шпаги, бердыши и даже огнестрельное оружие - охотничьи ружья, мушкетоны, пистолеты. Но его было немного, в основном им вооружались офицеры, прихватив его из своих домашних арсеналов. В помощь владимирцам был прислан 5-й Уральский казачий полк, а позже к ним присоединилась драгунская полицейская команда Москвы и эскадрон . Отсутствие конкретных указаний о маршрутах и деятельности ставило Владимирское ополчение в неопределённое положение; этих указаний Голицыну не смог дать граф Ф. В. Ростопчин, являвшийся руководителем ополчений вокруг Москвы. Тогда Голицын обратился с рапортом к главнокомандующему русскими армиями М. И. Кутузову. Тот немедленно определил не только роль и место Владимирского ополчения в общей дислокации русских частей, но и дал чёткие указания по стратегии и тактике, которыми ополчение руководствовалось вплоть до вступления в Москву. Так на протяжении 1812-1813 гг. М. И. Кутузов являлся фактически руководителем Владимирского ополчения и до самой смерти оказывал ему деятельную помощь

1.2.Сбор средств на содержание ополчения.

Параллельно с приёмом в ополчение живой силы было принято решение о сборе средств на нужды губернского воинства. « Государь удостоил собрать нас и купечество, - сказал граф Растопчин. – Оттуда польются миллионы (он указал на залу купцов), а наше дело выставить ополчение и не щадить себя.. Это меншее, что мы можем сделать!»[13] Известны случаи крупных пожертвований от купцов и богатых помещиков. «Государь выходил сопутствуемый двумя купцами. У худого стояли слёзы, но толстый откупщик рыдал, как ребёнок, и всё твердил: - И жизнь, и имущество возьми, ваше величество!»[14] Правительство ждало от русского общества жертв и личных и имущественных. Дворянам предстояла двоякая жертва: они должны были и лично поступать в ополчение и жертвовать своим капиталом — крестьянами. Люди других свободных состояний тоже могли нести двойную жертву: поступали лично на службу и несли возможную долю пожертвований. Каждому помещику необходимо было не просто поставлять рекрутов в ополчение, но и снабжать всех одеждой, продовольствием и оружием. Из решения общего собрания дворянского сословия Владимирской губернии от 24 июля 1812 года следует «люди во временное ополчение поступающие, не переменяют настоящей одежды их, но дабы не иметь в оной пестроты и видеть в ополчения единообразие, каждый дворянин снабжает предоставленных от себя по числу имеющихся за ним душ воинов тою одеждою, какая означена в вышеприведённом докладе для образования Московской военной силы. ..Так как после милиции, существовавшей в 1806 и 1807 годах, остались и далее хранятся под ведением гражданского начальства пики и сабли и некоторые другие снаряды, то на первый раз воины могут быть вооружены оными… Согласно назначению дворянства Московской губернии, которое как из вышеписанного отношения господина главнокомандующего Москвы от 21 июля видно, даёт с каждым воином собственного провианта на три месяца, столько же обязуется доставить оного для каждого и владимирское дворянство.»[15]

Помощь поступала от помещиков всех уездов Владимирской губернии и в частности из рапорта юрьевского земского исправника следует: «Во исполнение присланного из Владимирского губернского правления указа сим почтеннейшее честь имею донести, что представлено ко мне в пожертвование для 6-ого полка Владимирского ополчения - статским советником и кавалером Дмитрием Александровичем Бороздиным, орудия, как-то: 2 чугунные пушки без лафетов, егерское ружье однопульное ветхое, 6 тесаков без ножен, 4 пики с ратовищами, 3 без оных, барабан медный ; также и статский советник Силин- 4 пистолета ветхие и ружьё ветхое. И все показанное оружие сдано мною вышеписанного полка г-ну полковнику и кавалеру Черепанову; денег же и муки ржаной никто не пожертвовал»[16] Можно найти доказательства и того, что средства на содержание ополчения собирались всеми жителями, что свидетельствует о том, что вся губерния пыталась по силе возможности , помочь стране. Из рапорта шуйского земского исправника от 3 сентября 1812 г. , во II Владимирский комитет , говорится: «..Честь имею оному комитету донести, что в сходственность предписаний г-на Владимирского гражданского губернатора и кавалера Авдея Николаевича первоначально собрано по Шуйской округе. 1.751 пика, да принесено в жертву жителями Шуйской округи разного оружия, как-то: ружей, пистолетов и мушкетанты все отправлены г-ну гражданскому губернатору. Наконец, по объявлению жителям вверенной мне округи принесено в жертву на формируемые в губернском гор. Владимире два полка казенного ведомства Пупковского участка с. Пупков с прочими селениями крестьянами муки 363 куля; притом вместо муки деньгами от разных лиц и вотчин 725 руб….» [17]

Большую роль в войне 1812 года сыграла и церковь: - «монастырскими настоятелями и настоятельницами и благочинными в пожертвование на составление новых сил денежная сумма государственными ассигнациями 2.105 руб., серебряною монетою 702 руб. 20 коп., медною 5.543 руб. 70 коп., серебряных вещей 2 фунта 71 золотник, да холста узкого 1.234 аршина, 12 рубашек и 2 фунта ниток, в оный комитет посылаются », - из сообщения Владимирской духовной консистории (812 г. сентября 4. )[18]



2.Участники Владимирского ополчения.

Ранее уже отмечалось, что на пост начальника ополчения был выбран помещик села Сима генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын и выбор владимирского дворянства был не случаен. Князь был потомственным военным. Происходил из древнего княжеского рода, Гедиминовичей, сын генерал- майора А.М.Голицына. Он начал службу в 13 лет, а в 17 лет произведён в первый офицерский чин. Получив боевое крещение в войне со Швецией, он к 28 годам командовал карабинерным полком, участвуя с ним в штурме Варшавы в войне с Польшей, за что был отмечен орденом святого Георгия IV степени. При императоре Павле I карьера князя Голицына была стремительна. Но не только эти заслуги способствовали выбору губернского дворянства. У Голицына уже был опыт командования подобным формированием - в 1806-1807 гг. он был начальником губернской милиции, созданной в период войны, когда бои проходили в непосредственной близости от западных границ Российской империи. «11.3.1779 поступил сержантом в лейб-гвардейский Преображенский полк.,9.10.1783 произведён в прапорщики, 1.1.1786 – в подпоручики, 1.1.1790 – в капитан - поручики. В 1790 волонтёром участвовал в войне против Швеции. Участник польской компании 1794, участвовал в боях при Хелме, Брест-Литовске, Слониме и др. В феврале 1796 назначен гофмаршалом двора великого князя Константина Павловича. 28.11.1796 произведен в генерал-майоры и определен шефом Софийского кирасирского полка. 18.3.1798. командовал Конногвардейским полком. 5.1.1800 исключен из военной службы. В 1807 дворянством Владимирской губернии избран командиром губернским земским войском (милицией)». [19]

В сентябре – начале октября 1812 во главе ополчения прикрывал дорогу из Москвы на Владимир, находясь в боевом соприкосновении с отдельными отрядами неприятеля. После ухода Великой армии из Москвы управлял городом « до прибытия воинских и гражданских властей». В 1813 с частью ополчения находился в Минске. После роспуска ополчения с 1814 жил в Санкт -Петербурге и в своем имении Сима Юрьев - Польского уезда Владимирской губернии

Среди офицеров, которые были во главе Владимирского ополчения, встречалось много достойных людей, ревностно исполняющих патриотический долг. Таким был полковой командир полковник Н.Я.Черепанов. Небогатый помещик из Юрьевского уезда, он добровольно пошёл в ополчение, не терпел взяточничества, берёг ратников, строго и справедливо относился к офицерам. Уважением среди рядовых ополченцев и офицеров пользовались командиры полков Н.П.Поливанов, Г.Г.Спиридов, П.К.Меркулов. Человеком чести и долга был и сам начальник ополчения Б.А.Голицын. Он дотошно вникал в быт ополченцев, проявлял неустанную заботу об их питании, одежде, обуви и этого же требовал от своих офицеров.Особый интерес представляет личность командира 4 полка Николая Петровича Поливанова. В 1787 г. он начал службу подпрапорщиком Преображенского полка. В 1789 г. участвовал в войне со Швецией. В том же году перешёл в армию А.В.Суворова, участвовал в военных действиях против турок: в осаде и взятии Бендер и Килии, в штурме Измаила, Польской компании. В 1798 г. Поливанов был произведён в подполковники и перешёл в Конно-Егерский и затем в Сумской гусарский полк, в составе которого в 1799 г. участвовал в Швейцарском походе А.В.Суворова. Суворов поручил ему вести переговоры с Баварским правительством о проходе русских войск через Баварию. Под Цюрихом Поливанов совершил поступок, который принес ему славу и стал ярким событием его военной биографии. «С помощью военной хитрости, жертвуя своей жизнью, он спас 2000 человек тем, что поехал в неприятельский лагерь к генералу Массену и, под предлогом переговоров с ним, остановил на пять часов действие неприятельской артиллерии, что дало возможность отрезанным русским войскам соединиться с главным корпусом. Когда Массена понял, что произошло, он сказал Поливанову: «Вы мне ответите своей головой». «Что значит моя голова, - отвечал Поливанов, - когда армия спасена». [20] Он был произведён в полковники, в 1802 г. уволился со службы, в 1803 г. вернулся, в 1805 г. вновь вышел в отставку и в 1812году был назначен начальником 4 полка Владимирского ополчения. Факты биографии Б.А.Голицына и Н.П.Поливанова показывают , что судьба их переплеталась ещё до 1812 г., они участвовали в одних и тех же войнах и даже в одних и тех же сражениях, служили вместе с А.В.Суворовым.

Совпадения имеются в биографиях других командиров полков. Шведская война стала первой военной кампанией не только для Голицына и Поливанова, но и для Спиридова, Черепанова, Меркулова. Черепанов и Меркулов служили в Измайловском полку примерно в одно время, первый - в 1796-1802 гг., второй- в 1798-1801 гг.

3. Ополчения в походе.

Охрана Владимирской губернии имела важное значение для обороны страны в целом. Владимирская губерния располагала значительными продовольственными ресурсами, в которых остро нуждалась неприятельская армия в Москве. Уберечь эти ресурсы, пресечь вторжение противника в пределы Владимирской губернии и было главной задачей Владимирского ополчения.

В конце августа 1812г.Владимирское ополчение двинулось в поход. В начале сентября оно сосредоточилось в Покровском уезде. В течении полутора месяцев ополченцы прикрывали западную границу губернии, от Богородска до Дмитрова. Не имея ни огнестрельного оружия (ополченцы были вооружены только пиками), ни конницы, ополчение избегало столкновений с крупными силами противника. Для разъездов М.И.Кутузов по просьбе Б.А.Голицына велел придать ополчению драгунскую команду московской полиции, оказавшуюся во Владимире после занятия Москвы французами. После того, как французы заняли Богородск, стоявший на полпути от Москвы до границы Владимирской губернии, опасность возросла. «Ополченцы держали посты на переправах через речки Дубну и Киржач, вылавливали появлявшихся тут французских фуражиров, сопровождали транспорты с армейским продовольствием, ловили беглых русских солдат…»[21]

3.1.Действия ополчения в Покровском уезде.

Из рапорта Голицына главнокомандующему армиями М. И. Кутузову следует: « Сего месяца 6 дня с нарочным, которой ещё не возвратился, имел я честь Вашей светлости донести, что 17 баталионов Владимирского ополчения находятся в Покровском уезде; а ныне доношу; во Владимирском ополчении назначено быть 15,086 человек воинов, которые разделены на 6 полков пеших, и хотя не все согласно конфирмованному в составе Московской военный силы одеты , но вооружены пиками. Кавалерии вовсе нет». По распоряжению М. И. Кутузова под начальство Голицына было направлено 13 офицеров, 16 унтер-офицеров и 84 рядовых драгун московской полиции. 25 сентября они прибыли из Владимира в Покров, однако, в результате малочисленности, не могли содержать передовые пикеты и получать скорые и точные сведения о противнике. Сбору разведывательных данных помогло местное население. Так, например, прибыв в Покров, генерал-лейтенант Голицын послал своего адъютанта Извольского к последнему казачьему пикету, расположенному в Новой деревне. Голицын сообщал М. И. Кутузову 17 сентября: « Адъютант мой, узнав от мужика, что в 11 верстах от Москвы в селе Ивановском французы грабят, дал знать казакам, кои, дождавшись ночи, на них напали и всех захватили в плен, из которых двух ранили. С нашей стороны никаких потерь не было. Пленных 11 человек: 7 пруссаков, 3 поляка и 1 француз при конвое ополчения препровождены во Владимир к гражданскому губернатору».[22]

Также, Голицын в своём письме от 23 сентября 1812 года обращается к П. П. Коновницыну и просит выделить в его распоряжение «несколько конницы и пушек и тем доставить … способ к удержанию неприятельских на Владимирскую губернию стремлений».[23] Владимирское ополчение в начале сентября выступило к Богородску, куда 2-го числа прибыл 4-й полк под начальством полковника Поливанова, 5-й полк полковника Черепанова и два батальона 2-го полка Спиридова. Остальные полки принимали десятидневный провиант в Коврове. «Обязанностью поставляю донести вашей светлости о дошедших до меня сведениях от содержавших по Московской к Владимиру дороге пикетах; первого казачьего в деревни Новой и второго гусарского в г.Богородске, что неприятель занял оной город конницей и пехотой при 8 пушках в 6000 чел., имел перепалку с передовыми нашими пикетами и превосходство сил его заставило оба пикета отступить по Московской дороге к дер. Кузнецам»,[24] - писал в рапорте 24 сентября Б.А.Голицын М.И.Кутузову .Заняв 24 сентября Богородск шеститысячным отрядом конницы и пехоты при 8 пушках, противник стал высылать свои войска к границам Владимирской губернии. 26 сентября полковник Нефедьев , стоя во главе 6-го полка, был назначен авангардным командиром при Владимирском ополчении. Под начальством Нефедьева поступили конные команды : 1-я – московской полиции драгун майора Гельмана, 2-я – Павлоградского гусарского полка штаб-ротмистра Богдановского, которые также были приданы Владимирскому ополчению по распоряжению М. И. Кутузова. Эти команды должны были содержать форпосты и разъезды, «стараясь наблюдать движение неприятельское и всякое их стремление по возможности удерживать». [25]

Кроме разведки, захвата пленных, и препятствия французам в фуражировании и грабежах, Владимирское ополчение производило охрану морских команд и транспортов с продовольствием, казённой лосинной фабрики и другое. «Вашей светлости имею честь донести, что по занятии неприятелем г. Богородска, покушался он приближаться для фуражирования к границам Владимирской губ.; но как движения его не укрывались от учреждённого мною при ополчении авангарда под командою полковника и кавалера Недефьева, которой расположением своим занял все пункты и тем прикрыл дороги, в Владимирскую губ. ведущие, а посылаемыми им для разъездов казачьими партиями беспокоил фуражирование неприятеля»[26]- писал в рапорте Кутузову Б.А.Голицын. Авангард прикрыл ведущие в губернию дороги и казачьими партиями беспокоил французов.: «29 сентября правый фланг передовых постов их был казаками нашими сбит, где взято 3 человека пленных .., a 1-го числа… партия гусар с малою частию казаков под командованием штабс-ротмистра Богдановского была атакована превосходным числом французской кавалерии, но храбрым и решительным ударом наших гусар опрокинута и рассеяна . С неприятельской стороны убитых 25 и 4 человека взяты в плен; отбито 20 повозок с хлебом, взятых ими в Вохнинской власти ..».[27 ]

Конец сентября и начало октября 1812 года для Владимирского ополчения – самый грозный период. Он обострился со взятием города Дмитрова французами. Французские войска были от ополчения в 15-20 верстах. Разведка доносила, что во главе 14-тысячной прекрасно вооружённой армии, стоял прославленный маршал Ней.

Очень сильным в этот период было партизанское движение, и Владимирское ополчение оказывало партизанам всемерную поддержку. «Так 28 сентября 1812 года к князю Голицыну обратились за помощью вохнинские крестьяне Герасим Курим (будущий знаменитый партизан) и Егор Стулов, в также голова села Филипповского, Покровского уезда, с предложением организовать конные разъезды из крестьян»[28]. В начале октября Голицын сообщал владимирскому губернатору А.Н.Супоневу, что недалеко от г.Александрова, много французских разъездов, которые грабят деревни: «Сего числа получил я рапорт александровского исправника Барыкова, коим мне доносит: «Неприятель вступил Московской губернии в город Дмитров, который от округи Александровской верстах в 20, а разъезды неприятельские около Дмитрова верстах в 15, то к оному краю Александровская округа состоит в опасности».[29 ] Пока Александровский округ не подвергся нападению, то надо принять меры от грабежа фуражирующих партий французов, «стремление их удержать могут; а благоразумное внушение крестьянам вооружения для защищения себя поселит в них готовность и между тем доставит им возможность бродящих по селениям французов брать в плен». [30]

Из ратников формировались конвойные команды, для сопровождения военнопленных, и это тоже входило в обязанность ополченцев: «Прибыв сего числа в город Покров, получил я предписание Вашего сиятельства о смене конвойных команд Вяземского земского ополчения, отправленных при пленных французах, таковыми же командами Владимирского ополчения; но как пленные город Покров уже прошли, я с ними разъехался ночным временем, то для лучшего о сем распоряжения отправляюсь обратно во Владимир, где поручив их начальству надёжного штаб-офицера , отправлю немедленно.. »,[31]- писал Б.А.Голицын главнокомандующему в Москве графу Ф. В. Ростопчину.

3.2.Ополчение в Москве

На территории, освобождённой от французов, надо было налаживать жизнь, поэтому устанавливать порядок приходилось ополченцам. Один их офицеров ополчения был назначен комендантом освобождённого города Борисова. О них сохранилось благоприятные отзывы. Например, 1-й полк, находясь в Бобруйске, содержался в полной исправности, «служба исполнена была и все возлагаемые по одной поручения с редким усердием… офицеры и нижние чины немало истребляли разбойников и подозрительных людей, оказавшихся здесь через нашествие неприятеля. Общество, где полк расположен.., не только не объявило претензии, но за доброе и дружелюбное обращение всех вообще воинов и устройство, коими соблюдалась тишина и спокойствие, изъявляет свою благодарность». [32]

Оставив Москву, армия М.И.Кутузова двигалась по Рязанской дороге. 7 октября Наполеон I, осознавая безвыходность положения своей армии в сожжённой и разорённой Москве, отдал приказ покинуть Москву. В Москву стали возвращаться беженцы, оставались раненые французы и лазутчики. Надо было наводить порядок в Москве, заняться управлением до прибытия воинских и гражданских властей. 20 октября Б.А.Голицын подаёт рапорт Александру I, в котором уведомляет, что ополчение вступает в Москву: « Сегодня, получив повеление его светлости г-на генерал-фельдмаршала , главнокомандующего всеми армиями князя Голенищева-Кутузова выступить с вверенным мне Владимирским ополчением и 5-м Уральским казачьим полком в Москву и заняться управлением до прибытия воинских и гражданских властей,…».[33 ] Один полк ополчения расположился в Москве, остальные части – в окрестных селениях. Исходя, из переписки Александра I и М.И.Кутузова следует, что император одобрил вступление Владимирского ополчения в Москву: « Ныне, по занятии войсками нашими Москвы, нахожу я нужным, чтобы Владимирское ополчение следовало в Москву, где и расположиться, состоя в команде генерал-адъютанта г-на Кутузова .»[34]

Во время пребывания ополчения в Москве на него не было «ни единой жалобы.»[35 ] Очень важно было наладить порядок в Москве, ещё оставались лазутчики, которые служили французам, поэтому было дано секретное предписание М.И.Кутузова Б.А.Голицину о том, чтобы он оказывал содействие человеку, который будет заниматься выявлением шпионов. « Милостивый государь мой, князь Борис Андреевич! Препровождается с сим к Вашему сиятельству надворный советник Шлыков для поспешнейшего собрания и доставления мне следующих сведений: 1) сколько в Москве находилось жителей во время пребывания в оной неприятеля; 2) нет ли между ними таких, которые были в отношении с ним, и буде есть, то кто именно ; 3) собрать все выданные неприятелем печатные прокламации для представления ко мне и 4) нет ли по сие время каких-либо от него шпионов.»[36]

Из многочисленных приказов и рескриптов выясняется, что на Владимирское ополчение и в частности на его руководителя князя Б.А.Голицына было возложено много обязанностей. «Покорнейше прошу Ваше сиятельство поспешить с командуемым Вами ополчением отправиться в столицу и заняться управлением до прибытия туда воинских и гражданских властей..»,[37] - отмечалось в приказе М.И.Кутузова. Важно было наладить и внутреннюю связь в стране, на Голицына была возложена задача по образованию почт. В русской столице Владимирское ополчение несло и медицинскую службу, делилось с русскими и французскими ранеными четырёхдневным продовольственным пайком, убирало трупы. Ратники понесли большие потери вследствие заражения, несмотря на все принятые меры. Кроме того, ополчения закрыли для наполеоновской армии все дороги в не разоренные области. Провиант, собранный на пожертвования ополчению, кончился уже в ноябре 1812 года, но владимирские дворяне в лице губернского предводителя князя Волконского наотрез отказался предоставить дополнительные средства. М.И.Кутузов проявил заботу о содержании ополчения. Когда ополчение покинуло Москву, в нем недосчитывалось пятой части состава: 1825 ополченцев остались в госпиталях, а свыше тысячи погребены на кладбищах.

4. Судьба ополчения после изгнания французов.

Наступил декабрь 1812 года. В манифесте Александра I от 25 декабря 1812 года объявлялось о полной ликвидации вражеского нашествия. Что же стало с ополчением? Провианта у ополченцев не было, да и обмундирование пришло в негодность, поэтому М.И.Кутузов проявил заботу не только о содержании ополчения, но и незадолго до своей смерти - об обеспечении его обмундированием. В дальнейшем вплоть до роспуска, полки Владимирского ополчения переводились для содержания караулов в различные города, освобождая полевые части для боевых действий.

В начале января 1813г. по предписанию Главного штаба действующих армий Владимирское ополчение выступило в новый поход. Три полка дислоцировались в Тульской, Орловской и Смоленской губерниях, два в Минске. На некоторое время один полк оставался в Москве. Осенью 1813 г. все полки перевели в Белоруссию и на Украину. Таким образом, за 10 месяцев 1813г. ополченцы проделали два изнурительных похода, пройдя пешком по зимним и осенним дрогам свыше тысячи верст. И на этом многоверстном пути оставили сотни могил.

На Украине и Белоруссии ополчение находилось полгода, до роспуска. Как и раньше, ополченцы выполняли здесь, главным образом, полицейские функции: конвоировали пленных, ловили дезертиров, несли караульную службу в городах и крепостях. За недостатком регулярных войск в тылу власти использовали ополченцев для подавления крестьянских волнений.



В январе 1813 года. Русская армия перешла Неман и вступила на территорию Пруссии и Польши. 30 марта царь подписал указ о роспуске Московского и Смоленского ополчений. Остальные ополчения почти год продолжали нести службу. За время несения службы в медицинский департамент Военного министерства поступало много рапортов о причинах смертности среди ратников. Главная причина состояла в том, что медики лечили плохо, к своим обязанностям относились скверно: «Получив отношение сего департамента под № 923 с изъяснением рапорта Московской военной гошпитали главного лекаря надворного советника Иванова в том, что значительное число умерших в той гошпитали произошло от больных воинов Владимирского ополчения, доставляемых в гошпиталь не в начале их болезней»[38]. Когда ополчение вступило в Москву, один полк был помещён в Екатерининских казармах, которые наполнены были разными нечистотами и даже мёртвыми телами, а это для здоровья людей было вредно. Другие полки, которые были расположены по квартирам в окрестностях Москвы, заражались болезнями от жителей. Число больных время от времени увеличивалось, военные госпитали не имела места для того , чтобы поместить ратников на лечение. Директор Военного госпиталя граф Толстой об этом знал, но ничего не предпринимал и «таким образом за неимением мест в гошпитали сии невольно оставались при полках и даже по выступлении оных в высочайше повеленный поход, они находились некоторое время по селениям и в Екатерининских казармах. Следовательно, непомещение их, зависящее от самой гошпитали, умножали число трудно больных, … по мнению моему, большое число умерших произошло от неискусства и нерачения находящихся в оной медицинских чиновников», [39]- докладывал в рапорте Голицын . Подавая сведения об ополченцах в Военное министерство, он подробно информировал о местонахождении каждого ополченца, кто был в госпиталях, кто в отпуске, кто присматривал за пленными и т.д. Это мы можем увидеть в рапортах Б.А.Голицына в Военное министерство. Часть состава ополчения была в командировках: «По 1-му полку: Майор Иконников с 27 сентября сего года ради собрания сведений о поступивших в разные гошпитали воинах Владимирского ополчения; надворный советник Лазарев-Станищев, при нем: капитан и штабс-капитан Рамейковы , подпоручик и прапорщик Сунгуровы, нижних чинов 315 человек с 20 октября сего года в Черниговскую губернию для препровождения военнопленных. По 4-му полку: Поручики: Поливанов с 7 февраля , Каблуков с 6 июля, Радин с 9 сентября сего года в разные города; нижних чинов 262 человека для препровождения военнопленных в Чернигов».[40 ] Отсутствовали многие по болезни в разных городах и госпиталях: «По 1-му полку: Полковник князь Вяземский с 27 февраля, флота капитан Куломзин с 15 ноября в Суздале. Поручики: Бартенев в Гороховце с 31 мая, Алалыкин в Шуе с 27 февраля сего года и подпоручик Балакирев во Владимире с 27 сентября 1812г».[41] Многие были отпущены в отпуска: «По 1-му полку: начальник полка сего генерал-майор Меркулов и прапорщик Мишуков с 17 декабря на 28 дней. По 2-му полку: штабс-капитан Протопопов 1-й. По 3-му полку: подпоручик Кушинцев.» [42]

4.1.Роспуск ополчения

Первыми были распущены ополчения московское и смоленское (30 марта 1813 г.), постепенно и другие ополчения, действовавшие за границей, получили приказ вернуться на родину (последний указ по этому поводу издан был 28 ноября 1814 г.). После объявления о роспуске назначался срок довольно значительный, в который ополченец должен был вернуться, а помещик принять его. И вот потянулись со всех сторон на родину ополченцы, успевшие к этому времени выработаться в настоящих боевых солдат.

Лишь 22 января 1814 г., когда военные действия велись уже на территории Франции, последовали указы об их роспуске. Б.А.Голицын , получив указ, 20 февраля 1814 г. приказал командирам полков привести в порядок одежду и обувь ополченцев, «осмотрев сии вещи на каждом воине», сдать пики, сабли и барабаны комендантам и выпустить в поход.» [43]Ополчение было разбросано по многим местам, поэтому каждый полк отправился домой своим маршрутом.

Сколько ратников вернулось домой, точных данных нет. По оценкам историков, ополчение, не приняв участия ни в одном сражении, потеряло умершими от болезней не менее трети своего состава. Около двух тысяч ратников оставались в госпиталях. «Из первоначального состава в полках осталось не более половины. К примеру, в 1-м пешем полку из 2356 ратников вернулось домой 1040, а в 4-м из 2407 только 869 человек».[44] По мере выздоровления они возвращались на родину в одиночку или небольшими партиями до 1815 г. В январе 1814 года последовал «В дополнение указа сего числа Правительствующему сенату,.. распустить равномерно по домам Тверское и Владимирское ополчения, для внутренней службы в России находящиеся».[45 ]

Ратники получили в качестве награды латунные кресты с изображением Георгия Победоносца и надписью "За веру и царя", которые они носили на головных уборах. Офицеры получили производство в следующие чины и памятные медали.

30 августа 1814 года была учреждена памятная бронзовая медаль на чёрно-красной владимирской ленточке для награждения офицеров, участвовавших в заграничном походе 1813-1814 гг., а также для дворян и чиновников, принимавших участие в формировании ополчения и делавших пожертвования на нужды армии. Такой же медалью на красно-жёлтой Анненской ленточке награждались мещане и купцы за пожертвования в годы войны. В идеале, такими наградами должны были быть награждены все участники ополчения и жертвователи на его нужды.



5. Значение Владимирской губернии в период войны.

Владимирская губерния в годы войны стала ближайшим тылом сражающейся русской армии. Французы не рискнули углубляться на восток от Москвы, и все ограничилось небольшими стычками гусар, казаков и ополченцев с разъездами вражеской кавалерии. Однако во Владимире и ряде других городов действовали военные госпиталя, в направлении на Нижний Новгород, Ярославль и Кострому по владимирской земле двигались обозы с ранеными и многочисленные беженцы. Она выполняла роль базы, где собирались и обучались рекруты, набранные в разных губерниях, и формировались полки армейского резерва. Рекрутские наборы следовали один за другим. За первое десятилетие XIX в. было проведено 10 наборов. Два набора прошли в 1811 и первой половине 1812 гг. После Бородинского сражения создание обученного резерва приобрело особую остроту. Рекруты должны были сосредоточиться в 13 пунктах, в том числе 40 тыс. во Владимирской губернии. По грубым подсчётам, около 80 тысяч владимирцев находились в действующей армии, участвовали в сражениях у Смоленска, под Красным, у Бородино, Малоярославца, в заграничных походах. Более половины из них погибли в боях, умерли от ран и болезней. Во Владимире,. Некоторые помещики открывали по своей воле и на свои средства госпитали в своих поместьях. В Бородинской битве участвовал командир сводной гренадёрской дивизии, генерал-майор граф Михаил Семёнович Воронцов, владелец села Андреевское. Его дивизия покрыла себя неувядаемой славой, защищая знаменитые Багратионовы флеши. Большая часть гренадёров пала на поле брани, а сам командир, раненный в ногу, был вынесен с поля боя и доставлен в свой дом в Москву; а оттуда в имение Андреевское. После излечения М.С.Воронцов снова в походе, а в 1815 г. он был назначен командиром русского оккупационного корпуса во Франции. Выдающийся дар полководца М.С.Воронцова сочетался с незаурядными способностями государственного деятеля. За большие заслуги перед Отечеством М.С.Воронцов был награждён княжеским титулом. Имя ещё одного героя Бородинского сражения связано с нашим краем. На Бородинском поле был тяжело ранен выдающийся полководец , генерал от инфантерии князь Петр Иванович Багратион. С поля боя с большой предосторожностью в карете его доставили в село Симу Юрьев-Польского уезда, в имение родственника князя Б.А.Голицына. Здесь 12 сентября 1812 г. Багратион скончался и был похоронен. А в 1839 г. прах его по инициативе Дениса Давыдова (тоже знаменитого героя Отечественной войны) перенесли на Бородинское поле. На месте первоначального погребения П.И.Багратиона установлен памятник.

После Бородинского сражения во Владимирскую губернию хлынул поток беженцев. Все дороги были буквально забиты каретами, телегами и пешим людом. Во Владимир эвакуировались московские учреждения: банки, архив Министерства иностранных дел, Оружейная и Грановитая палаты. «Во Владимире оказались военный губернатор и главнокомандующий в Москве, генерал от инфантерии граф Ф.В.Растопчин со своей канцелярией и штабом московской полиции, московский, главноначальствующий мастерской Оружейной палаты и экспедицией Кремлёвского строения(комендант Кремля) сенатор П.С.Валуев, почт-директор А.Я.Булгаков.» [46]Во Владимире и других городах и поместьях губернии нашли приют многие семьи московских дворян. Среди них: семьи будущего также будущего драматурга, поэта и дипломата А.С.Грибоедова, семья позднее воспетой А.С.Пушкиным красавицы А.П.Керн. Вот что она пишет о грозном 1812 : «.. Исколесив 12 губерний, стараясь не наткнуться на французов и объезжая Москву, мы осенью в 12-м году приехали в Лубны. Путешествовали мы в 10 экипажах, на своих лошадях, останавливаясь ради дешевизны корма не в городах, а по деревням. Так мы остановились и под Владимиром. Батюшка поехал в город и нашёл там в большом чьём-то доме много родных и знакомых, бежавших из Москвы».[47] На короткое время во Владимире появился бывший военный министр и командующий 1-й Западной армией генерал от инфантерии М.Б.Барклай де Толли. «Здесь во Владимире, он написал «Объяснение генерала от инфантерии Барклая де Толли о действиях Первой и Второй Западных армий в продолжающейся кампании 1812 года» и отправил его Александру I» .[48]Во Владимире стало тесно от московских чиновников и дворян. Невероятно подскочили цены на квартиры, экипажи, товары первой необходимости, лошадей, фураж. Но владимирцев больше волновали не подскочившие цены, а война и все, связанное с ней: рекрутские наборы, разорительные воинские постои, растущие налоги и поборы, а с конца июля 1812г.- набор в ополчение.

Заключение.

Величайшему в новой истории России событию — Отечественной войне 1812 года — тоже предстояло «дозревать в постепенном и непреодолимом ходе времени». Ибо истинные масштабы того, что совершил русский народ в 1812 году, были столь огромны, а влияние, которое народная война оказала на исторические судьбы России, столь исключительно, что все это и в самом деле могло быть в достаточно полной мере осознано лишь со временем, через годы и годы.

История Владимирского ополчения полна драматизма. По способу комплектования, сословно-классовой структуре и назначению оно являлось таким же феодальным институтом, что и регулярное, рекрутское войско. Поэтому его нельзя именовать народным в принятом значении это термина. Более точным, адекватным определением является то, которое дали ему современники: земское ополчение или земское войско. Оно выполнило отведённую ему роль и внесло вклад в общее дело победы в Отечественной войне, но вклад этот по своим скромным размерам несоизмерим с громадными людскими потерями, причины которых коренились не столько в военных обстоятельствах, сколько в изжившем себя крепостническом строе.

Славные сыны России – воины Владимирского ополчения, принявшие на себя тяжёлый военный труд в период суровых испытаний, всегда будут служить примером для потомков.

Список литературы.


  1. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов. Под ред. Смирнова В.И.. Издание: Владимирское книжное издательство 1963 г.

  2. «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов. Под редакцией доктора исторических наук Бескровного Л.Г. Издательство Академии наук СССР. Москва, 1962 г.

  3. « История Владимирского края» . Под редакцией доктора исторических наук, профессора ВГПУ Копылова Д.И.. Издательство ООО « ДЮНА». Владимир, 2001 г.

  4. «Отечественная война 1812 года». Энциклопедия. Москва, РОССПЭН, 2004.

5. Сафронов Н. «Это интересно знать». Верхне-Волжское книжное издательство. Ярославль, 1980г.

6.Газета «Призыв», 2010.

7. Толстой Л.Н «Война и мир». Государственное издательство художественная литература. М., 1957г.

8. Интернет ресурсы. Museum.ru.1812.“Отечественная война и русское общество.



9. Электронный архив «МЕМОРИАЛ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812года». Библиотека интернет-проекта «1812 год».

1 Электронный архив «МЕМОРИАЛ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812года».2005, Библиотека интернет-проекта «1812 год». Манифест Александра I .

2 «Война и мир». Л.Н.Толстой. Государственное издательство художественная литература, М.1957г.,с.100.

3 Museum.ru.1812. “Отечественная война и русское общество». Том V, гл.III. «Ополчение», А.К.Кабанов.

4 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г. под редакцией В.И.Смирнова, с.15

5 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов.Владимирское книжное издательство,1963 г. под редакцией В.И.Смирнова, с.15


6 См. Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.17

7 См. Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.20

8 См. Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.17


9 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов.Владимирское книжное издательство,1963 г.,с 17

10 Газета «Призыв».№ 122 от 19.08.2010


11 «История Владимирского края». Владимир, 2001г.. Под ред. доктора исторических наук, профессора ВГПУ Д.И.Копылова, стр.174


12 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов.Владимирское книжное издательство,1963 г., с.30

13 «Война и мир». Л.Н.Толстой. Государственное издательство художественная литература, М.1957г.,с.103.

14 См. «Война и мир». Л.Н.Толстой, с.105.

15 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов.Владимирское книжное издательство,1963 г., с.16.


16 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г., с.26.



17 См. Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г., с.25.


18 См. Сборник документов и материалов. Владимирское книжное издательство,1963 г., с.26-27.



19 Энциклопедия «Отечественная война 1812 года». Москва РОССПЭН, 2004, с.195.

20 «Командиры Владимирского ополчения». О.Б.Барченкова. Материалы исследования, с.53.

21 «История Владимирского края». Владимир, 2001г.. Под ред. доктора исторических наук, профессора ВГПУ Д.И.Копылова, стр.175.


22 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.6.

23 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года, с.6.

24 «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов. Под редакцией доктора исторических наук Л.Г.Бескровного Издательство Академии наук СССР. Москва,1962 г., с. 122.документ,№ 97.

25 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года, с.6-7.


26 «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года». Сборник документов. Под редакцией доктора исторических наук Л.Г.Бескровного Издательство Академии наук СССР. Москва,1962 г.,с.124.

27 «Народное ополчение в отечественной войне 1812 года». Издательство социально-экономической литературы. Москва, 1962 г., с.14.


28 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.7.


29См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года», документ №26.

30 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.40, документ №26.


31 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.29, документ № 12..


32 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.9.


33 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963 г.,с.46, документ № 32.



34 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года, с.48, документ №34.

35 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года, с.8.

36 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года, с49, документ №35.

37 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года, с46.

38 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. .Владимирское книжное издательство,1963г.,с.66.документ № 55.

39 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. Владимирское книжное издательство,1963г.,с.66.документ № 55.


40 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года», с.78, документ № 64.

41 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года»,с.79, документ № 64.

42 См. «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года», с.80, документ № 64.

43 «История Владимирского края». Под редакцией доктора исторических наук, профессора ВГПУ Д.И.Копылова. Владимир,2001, с.177

44 Газета «Призыв», 2010.

45 «Владимирское народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов под редакцией В.И.Смирнова. Владимирское книжное издательство,1963г.,с.134,документ № 114.



46 «История Владимирского края». Под редакцией доктора исторических наук, профессора ВГПУ Д.И.Копылова. Владимир,2001, с.172.


47 «Это интересно знать». Н.Сафронов. Верхне-Волжское книжное издательство. Ярославль, 1980,с. 111.

48 «История Владимирского края». Под редакцией доктора исторических наук, профессора ВГПУ Д.И.Копылова. Владимир,2001, с.173.



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница